Второй том бориса акунина «история российского государства»: рецензия газеты.ru

Второй том бориса акунина «история российского государства»: рецензия газеты.ru

Зеркальная история

«История Русского страны» Бориса Акунина обсуждается не только как текст. Не смотря на то, что поэтому с позиций опытной истории с…

Выход первого тома «Истории Русского страны» Бориса Акунина (уместнее в этом случае говорить о Григории Чхартишвили) привёл к дискуссии. Создатель коснулся истоков русском государственности и привёл к новому витку нескончаемых споров о ее природе. Многие тогда обращали внимание на слабость — правильнее, отсутствие — концептуальной опоры, на неточности, которых не ожидали от обладателя ученой степени в гуманитарных дисциплинах.

В следствии первый том «Истории Русского страны» взял в марте 2014 года антипремию «Абзац» «за очень циничные правонарушения против русского словесности».

Само собой разумеется, второй том, посвященный истории Руси от битвы на Калке (1223) до воцарения в Москве Ивана III (1462), выглядит более опытным. У него имеется официальные критики — доктор наук Игорь Данилевский, профессор истории Вадим Трепавлов, воображающий Университет истории России, и кандидат наук Сергей Шокарев, что воображает РГГУ. Намного шире стал иллюстративный последовательность работы, количество небольших неточностей заметно сократилось. Чхартишвили намного чаще приводит цитаты вторых больших историописателей — Соловьева, Ключевского, Костомарова, Карамзина.

Не смотря на то, что создатель еще раз рассказать о верности позиции «я не выстраиваю никаких концепций», но во втором томе это заявление выглядит совсем декларативно: с первых страниц делается ясно, что он придерживается в полной мере классического позитивистского подхода к истории, делая упор на политической истории в противовес актуальным антропологическим подходам.

Второй том бориса акунина «история российского государства»: рецензия газеты.ru

«Хазарская элита иудаизм не принимала»

Хазары не являлись иудеями, считает израильский ученый. В пользу его догадки выступают имеющиеся исторические источники. Миф о повсеместном хазарском…

Весьма успешным ходом выглядит параллельное изложение событий в Орде и в Киевской Руси: их синхронизация делает какие-то явления более выпуклыми: к примеру, ту же феодальную раздробленность, которая сгубила русские княжества в середине XIII века, а после этого стёрла с лица земли Орду в конце XV века. История России выясняется введенной в широкий контекст всемирный истории, что, непременно, полезно. Обычно в школьной программе события, случившиеся в Западной Европе и в Киевской Руси в одно да и то же время, разделяют годы обучения.

Но очень многое из позвавших споры еще при дискуссиях о первом томе осталось во втором практически в неизменном виде.

Так, опять появляются на страницах рассуждения о «генах» — на этот раз о таинственном гене «имперскости», что, к примеру, был у Англии и Франции аж до середины ХХ века, а после этого куда-то провалился сквозь землю. Невнимание к картине мира человека ведет к тому, что создатель наблюдает на храбрецов собственного повествования «с позиции сегодняшнего дня».

Естественным следствием этого делается перенос понятий модерна на Средневековье: Русь много раз именуется «колонией» Орды, что неверно — князья были в значительной мере политически независимы, а помимо этого, Орда, если не считать дани, не эксплуатировала эти территории экономически, к примеру заставляя реализовывать хлеб лишь монголам либо сгоняя крестьян с почвы в пользу переселенцев из Степи.

Конечно же, не нужно сказать об этничности применительно к жителям и монголам русских княжеств — в то время для них эта категория попросту не существовала, а для самоопределения ответственнее была вера, занятие либо местное происхождение.

Второй том бориса акунина «история российского государства»: рецензия газеты.ru

«Хазарская элита иудаизм не принимала»

Хазары не являлись иудеями, считает израильский ученый. В пользу его догадки выступают имеющиеся исторические источники. Миф о повсеместном хазарском…

В описании «второй Руси» — Великого княжества Литовского (ВКЛ) — создатель говорит, что местные обитатели говорили на русском. Возможно, создатель имел в виду древнерусский язык, не смотря на то, что уже с XIV века региональные изюминки в западных областях были сильны: кое-какие исследователи для описания языка ВКЛ применяют термин «старобелорусский язык». Из определения Акунина нечайно вытекает приоритет «старого» русского над «новыми» украинским и белорусским, не смотря на то, что в конечном итоге это не верно.

Так же неисторично выглядят обвинения многих исторических деятелей в жестокости, вероломстве и коварстве. Они вероятны только с современных гуманистических позиций, но вызывающе большие сомнения, что подобный морализм оказывает помощь осознать средневековую русскую историю.

Еще более спорным выглядит тезис о том, что жестокость была принесена на Русь монголами: он очень сильно смахивает на поверье, что якобы русская матерщина заимствована из татарского языка. А это — неправда: по происхождению табуированная лексика русского стопроцентно русская.

Второй том бориса акунина «история российского государства»: рецензия газеты.ru

Отечественная весьма старая столица

Москве может оказаться больше лет, чем считается на данный момент. «Состарить» мегаполис уже давно желает основной столичный археолог Александр…

Но, само собой разумеется, споры около второго тома акунинской «Истории» вспыхнут не вследствие этого — автор дошел до одного из самых противоречивых и ужасных моментов русской истории: нашествия армий Батыя, разорения и разрушения русских городов, утраты полной политической самостоятельности. Эти события истолковываются по-различному, от восприятия нашествия и последовавшего за ним ига как трагедии, прервавшей развитие России и отнять у нее места в Европе, до восприятия ига как Степи и интеграции Руси. Не обращая внимания на все попытки сохранять объективность, Акунин тяготеет к «катастрофическому» варианту.

Поэтому в приходе монгол на Русь он видит истоки многих бед России — правового нигилизма, неуважения к личности и других.

Такая позиция станет обстоятельством историософских споров и критики: кто-то будет упрекать автора в том, что он занимает европоцентристскую позицию, забывая о том, что и в европейских государствах сейчас со законностью и свободами было не гладко, кто-то, наоборот, обвинит его в «азиатизации» страны, абсолютно отказываясь от «монгольского» фактора в развитии власти в РФ. Но эта полемика опять будет спором не об истории как такой, а о отечественных представлениях о ней, другими словами она будет неразрывно связана с русским настоящим.

Случайное видео: