Астроном владимир курт рассказывает о жизни байконура в 60-е годы

На космодром Байконур я в первый раз попал в первой половине 60-ых годов XX века на запуск аппарата «Венера -2». До этого многократно, тяжело кроме того сосчитать, сколько раз, я бывал на отечественном первом ракетном полигоне Капустин Яр на Волге.

Астроном владимир курт рассказывает о жизни байконура в 60-е годы

Глаза, скворечники и уши космодрома Восточный

Кто недоедает на Восточном, имеется ли в том месте русский техника и как выглядят глаза и уши космодрома, на месте выяснял обозреватель…

15

Именно там мы испытали отечественную «неестественную натриевую комету», целью которой было визуализировать аппарат, летевший к Луне.

Благодаря знакомству с самим Сергеем Королевым (а он лично смотрел за продвижением работ по натриевой комете) мы смогли договориться с ОКБ-1 (сейчас это ракетно-космическая корпорация «Энергия») об установке отечественных устройств на первые отечественные аппараты, планируемые к запуску к Марсу и Венере. До этого мы деятельно занимались изучением земной атмосферы на больших расстояниях, впредь до 100 тыс. км. Мы изучили плотность, состав и температуру воздуха Почвы. Именно это мы и желали сделать для Марса и атмосфер верхних слоёв Венеры.

Тогда руководитель и Королев этих работ Г.Ю. Максимов желали создать три типа аппаратов: пролетные с маленьким расстоянием от поверхности этих планет, неестественные спутники Марса и Венеры и самые сложные — посадочные. Для предстартовой подготовки этих устройств я и был командирован на полигон Байконур. Отечественные устройства для изучения верхних Марса и атмосфер Венеры представляли собой спектрометры и фотометры ультрафиолетового диапазона. Целью изучений было температуры распределения водорода и определение плотности, кислорода и гелия в воздухе Венеры.

Материал подготовлен в сотрудничестве с научно-популярным проектом «Чердак»

На Байконур мы постоянно летали на служебных самолетах ОКБ-1: сначала — на Ил-2 («Дуглас»), а позже и на Ил-18. Пара раз я летал на личном самолете Королева.

Отлично не забываю, как он довез отечественного сотрудника из ГАИШа Петра Щеглова до Ташкента, где его папа, В.П. Щеглов, был директором Ташкентской астрономической обсерватории. Размещались мы сначала в отеле в городе Ленинске, а по окончании оформления пропусков перебирались на площадку, откуда и производился запуск отечественной великой ракеты Р-7. Именно на ней и сейчас производятся все пилотируемые пуски. Само собой разумеется, с того времени она была изменена. Совокупность управления была переведена абсолютно «на цифру», но остались четыре «боковушки», неядовитое горючее (кислород-керосин), в отличие от очень сильно ядовитого «Протона».

Больше всего мне запомнился первый для меня пуск «семерки». Р-7— первая отечественная баллистическая ракета. На ней тогда производились запуски всех ИСЗ, аппаратов к Луне, Венере и Марсу. Кстати, всего к Луне, Венере и Марсу мы запустили чуть больше 100 аппаратов!

Астроном владимир курт рассказывает о жизни байконура в 60-е годы

Тайный шаттл Пентагона вышел на орбиту

Ракета с русскими двигателями вывела на орбиту американский тайный космоплан. Вместе с ним в космос отправился солнечный парус и космические…

В сутки запуска всех эвакуировали на дизельном поезде на 10 км, но все равно чувство было незабываемое. Для руководства в том месте были трибуны с биноклями, выпивкой и закуской. К примеру, не забываю, в том направлении возили французкого президента Шарля де Голля.

Я отлично не забываю, как в один раз мы с нынешним академиком Николаем Кардашевым ушли из гостиницы часа за два до эвакуации и спрятались в канаве вблизи от старта.

На нас кроме того дыхнуло горячим воздухом от факела стартующей ракеты. Вторым впечатлением были офицеры, осуществлявшие запуск, их работа и быт при диком климате пустыни.

В мои обязанности входила проверка установки отечественных устройств на аппарате, проведение независимых и позже комплексных опробований. Затем при выхода аппарата и успешного запуска на орбиту полета к Луне, Марсу либо к Венере мы перелетали в Евпаторию, где размешались антенны Центра дальней космической связи и осуществлялось управление аппаратами и прием телеметрической информации.

Что касается секретности, с нас брали подписку о неразглашении сведений, инструктировали о том, как себя вести, что возможно, а что нельзя говорить родным. не забываю, как нас просили не привозить никаких сувениров, по которым возможно было выяснить, где мы были.

Астроном владимир курт рассказывает о жизни байконура в 60-е годы

«Протон» опять подвел рулевой

«Протон» разменял шестой дюжина и стал чаще падать. «Газета.Ru» разбиралась, как планирует, доставляется, летает и отчего…

«Не привозите с Байконура ветки сексуала», — сообщил нам сотрудник тайного отдела.

Был твёрдый сухой закон. Спирт, вино и водка отбирались и выливались в канаву на пропускном пункте. Не было возможности провозить фотоаппараты и другую технику. Но не забываю, как в один раз сотрудник ФИАН И. Тиндо привез живого варана и всех им пугал.

С годами на Байконуре происходили большие трансформации. Строились современные отели. В случае, если раньше мы ходили в «поезд-баню», то сейчас в каждом номере показался душ, вода начала поступать в отель весь день. В генеральской столовой, куда я, став доктором наук и профессор , взял пропуск, обслуживали вежливые и красивые официантки. Запомнился ледяной нарзан либо боржоми в 40-градусную жару.

Стали летать регулярные самолеты Ил-18 и Ту-104. Билеты на них продавались, само собой разумеется, с предъявлением пропусков и документов на полигон.

Астроном владимир курт рассказывает о жизни байконура в 60-е годы

На «русский Хаббл» не хватило денег

В ближайшие 10 лет Российская Федерация не сможет послать в космос «русский Хаббл», но облетит Луну и освоит двухпусковые межпланетные старты. На…

Летали, не забываю, из Внуково, с особенной стоянки. В то время, когда мы стали деятельно сотрудничать с физиками и астрономами из соцстран и французами, их также стали возить на космодром. Жили они в хороших отелях, на старт их возили (и нас с ними, само собой разумеется) на удобных автобусах.

Ну а с конца 70-х годов я уже в том месте не был. По окончании развала промышленности и развала страны полигон стали арендовать у Казахстана. Сначала в том месте чувствовался полный развал. Закрылись детские, сады, школы, музыкальные школы и т.д. на данный момент понемногу все восстанавливается. Отечественная надежда — на новый Восточный полигон вблизи от Хабаровска. Надеюсь, в том месте все будет превосходно: техника и быт сотрудников, военных и нас, командировочных. Успеха им!

Случайное видео:


Интересные записи